kuznecov
На главную

Н. И. Кузнецов

Николай Иванович Кузнецов родился 27 июля 1911 года в уральской деревушке Зырянка Камышловского уезда Пермской губернии, расположенной близ поселка Талица и в 225 километрах от Екатеринбурга. Рос третьим ребенком в семье крестьянина-середняка. Окончил среднюю школу и в 1927 году поступил в Талицкий лесной техникум.

Учился с большим интересом, активно занимался комсомольской работой. Однако в декабре 1929 года, за несколько месяцев до окончания техникума, комсомолец Кузнецов был оклеветан теми, кому не нравились его прямота и кристальная честность. За «сокрытие своего кулацкого* происхождения» Николай был исключен с последнего курса техникума. Лишь в 1931 году стало ясно, что «дело Кузнецова» было результатом злого умысла.

Николаю Кузнецову пришлось начинать свою трудовую жизнь. В апреле 1930 года он приехал в Коми-Пермяцкий национальный округ, в город Кудымкар, куда его планировали направить после окончания техникума. Работал таксатором по устройству лесов в окружном земельном управлении. Группа лесоустроителей, которой руководил молодой специалист без диплома, большую часть рабочего времени проводила в тайге: определяла запасы леса, прорубала просеки, отводила делянки для рубки, составляла геодезические планы. В 1932 году несколько руководителей окружного земельного управления были приговорены к различным срокам лишения свободы по сфабрикованному делу о хищениях. Николай Кузнецов «за допущенную халатность» тоже был осужден на год исправительных работ по месту службы. Этот приговор «за отсутствием состава преступления» был отменен лишь после войны.

Еще в годы учебы в школе Николай обнаружил незаурядные способности к иностранным языкам. Особенно хорошо ему давался немецкий язык. Сестра Николая вспоминает: «В школе у него была замечательная учительница Нина Александровна Автократова, которую он очень любил. Она получила образование в Швейцарии и в совершенстве владела французским и немецким языками. От нее брат получил первый «задел» в развитии лингвистических способностей. Позднее Ника (первоначально имя Кузнецова было Никанор, но потом он сменил имя Никанор на Николай в 1931 году) занимался немецким и в лесотехникуме, хотя там по программе преподавание иностранных языков не предусматривалось. Он подружился с лесничим Гонольдом – немцем, из бывших военнопленных – и беседовал с ним на его родном языке.

Именно в Кудымкаре Николай начал сотрудничать с местными чекистами*. В характеристике на Кузнецова того периода, в частности, отмечалось: «Находчив и сообразителен, обладает исключительной способностью завязывать необходимые знакомства и быстро ориентироваться в обстановке. Обладает хорошей памятью».

*Кулак – крестьянин-собственник, использующий наемный труд.

В 1934 году Николай Кузнецов переехал в Свердловск (так тогда назывался Екатеринбург) и стал работать статистиком треста «Свердлес». В середине 1935 года перешел на работу в конструкторский отдел Уралмашзавода.

Одновременно учился на вечернем отделении рабфака Уральского индустриального института и на курсах немецкого языка. В Свердловске Николай Кузнецов продолжил сотрудничество с местным управлением НКВД*: изучал возможные связи работавших там немецких специалистов с гитлеровской разведкой.

Из воспоминаний одного из руководителей центрального аппарата контрразведки НКВД 1930-1940-х годов Леонида Райхмана: «О Кузнецове я впервые услышал в 1938 году. Негласный сотрудник, прозвище «Колонист». Специалист по лесному делу. Честный, умный, волевой. И с поразительными лингвистическими способностями. Прекрасно владеет немецким, знает эсперанто и польский. За несколько месяцев изучил коми-пермяцкий язык настолько, что его в Кудымкаре за «своего» принимали… …Позднее я узнал, что Кузнецов свободно владел пятью или шестью диалектами немецкого языка, кроме того, умел говорить, в случае необходимости, по-русски с немецким акцентом».

Кузнецов был вызван в Москву. Вот как описывает Леонид Райхман встречу: «…Настоящий ариец. Росту выше среднего, стройный, худощавый, но крепкий, блондин, нос прямой, глаза серо-голубые. Настоящий немец, но без этаких примет аристократического вырождения. И прекрасная выправка, словно у кадрового военного, и это – уральский лесовик!»

«Колонист» был оформлен как особо засекреченный спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата. Случай уникальный в практике!

Незадолго до начала Великой Отечественной войны Николай Кузнецов начал готовиться по линии внешней разведки к работе за границей с нелегальных позиций. Однако разразившаяся война внесла коррективы в эту подготовку. В первые дни нападения гитлеровской Германии на Советский Союз Николай Кузнецов подал рапорт руководству НКВД с просьбой использовать его «в активной борьбе против германского фашизма на фронте или в тылу вторгшихся на нашу землю немецких войск».

На фронт Кузнецов не попал. Руководство советской внешней разведки посчитало, что человек с блестящим знанием немецкого языка и с типичной арийской внешностью принесет больше пользы в тылу противника. Он был зачислен в спецподразделение 4-го управления НКВД, которое возглавлял заместитель начальника внешней разведки П.А.Судоплатов.

Началась интенсивная подготовка Кузнецова к предстоящей миссии. Кузнецов трудился по 15-16 часов в сутки: тщательно отрабатывал легенду-биографию, осваивал приемы выявления наружного наблюдения, ориентиро

*Чекист (от сокращенного ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия (создана в 1917 г. для борьбы с контрреволюцией и саботажем во главе с Ф.Э.Дзержинским)

*НКВД – народный комиссариат внутренних дел. вания на местности, шифровальное дело, прыжки с парашютом, тренировался в стрельбе из различных видов советского и немецкого личного оружия.

Кузнецова целенаправленно готовили для работы в городе Ровно, превращенном немцами в «столицу» оккупированной Украины. Вначале предполагалось, что он будет действовать там под видом офицера люфтваффе. Однако вскоре от этой идеи пришлось отказаться.

В конечном счете было принято решение, что в Ровно Кузнецов отправится в мундире офицера вермахта, получившего тяжелое ранение в боях на Восточном фронте и до полного выздоровления являющегося уполномоченным «хозяйственного командования по использованию материальных ресурсов оккупированных областей СССР в интересах вермахта».

В конце июля 1942 года специальная подготовка Кузнецова была завершена. Он блестяще сдал строгой комиссии труднейший экзамен и был зачислен в разведывательно-диверсионный отряд специального назначения «Победители», которым командовал Д.Н.Медведев, и которому предстояло действовать в районе города Ровно.

В соответствии с планом вывода разведчика на боевую работу, Кузнецов был выброшен с парашютом 25 августа 1942 года в глубоком тылу противника – в Сарненских лесах Ровенской области. В отряде Медведева он значился как Николай Васильевич Грачев (оперативный псевдоним «Пух», им в дальнейшем Грачев подписывал свои донесения в Центр).

В городе Ровно Николай Кузнецов появился под именем обер-лейтенанта 230-го пехотного полка 76-й пехотной дивизии Зиберта Пауля Вильгельма, кавалера двух Железных крестов и медали «За зимний поход на Восток». Хорошая профессиональная подготовка разведчика, блестящее знание немецкого языка, удивительные воля и смелость явились основой для выполнения им сложнейших разведывательно-диверсионных заданий.

Заслуга Николая Кузнецова состояла в первую очередь в том, что он целенаправленно собирал важную для Центра разведывательную информацию. В его задачу входило, в частности, сбор сведений о передвижениях воинских частей, о планах и намерениях служб гестапо и СД, о поездках высоких чинов рейха, что с успехом использовалось в борьбе с врагом. Порой разведывательной информации о противнике было так много и она была настолько важной, что радистам отряда «Победители» приходилось передавать ее в Москву несколькими сеансами в день.

…В ноябре 1942 года в штаб отряда «Победители» поступила радиограмма из Москвы. Центр сообщал, что по некоторым, пока еще не проверенным сведениям, где-то на Украине находится ставка Гитлера. Перед отрядом ставилась задача установить местонахождение ставки. Из трех возможных географических точек после внимательного изучения поиск был остановлен на Виннице. От бежавших из фашистского плена красноармейцев стало известно, что где-то под Винницей немцы вели большое строительство, а из многих тысяч советских военнопленных, отправленных туда, назад в лагерь ни один не вернулся.

Сбор данных об объекте начался с изучения украинских газет, издававшимися оккупационными властями. Из них стало известно, что в Виннице состоялся концерт артистов Берлинской оперы, на котором присутствовал Герман Геринг – второе лицо в Германии. Позднее сообщалось о присутствии генерал-фельдмаршала Кейтеля на постановке оперы «Тангейзер». Наконец, в Винницу отправился, отложив все дела, хороший знакомый Кузнецова штурмбанфюрер СС фон Ортель. Перед отъездом он проговорился, что возможно он встретится с «рейсхфюрером» (это был Генрих Гиммлер. А он мог находиться в Виннице только в том случае, если там находился Гитлер).

Документальное подтверждение получили вскоре после дерзкой операции по захвату штабной машины и имперским советником связи подполковником фон Райсом. «Объект Вервольф» («Оборотень») находится под Винницей, в деревне Якушинцы, в двухстах метрах от шоссе Винница-Киев. Подробная информация о полевой ставке Гитлера была передана в Центр.

Последнее слово в этой истории сказала советская бомбардировочная авиация. 22 декабря 1942 года десять советских бомбардировщиков уничтожили ставку Гитлера «Вервольф».

Весной 1943 года Николаю Кузнецову удалось получить чрезвычайно ценную разведывательную информацию о подготовке противником крупной наступательной операции в районе Курска.

Информация Кузнецова о стратегических наступательных замыслах гитлеровской ставки с использованием новых танков «Тигр» и «Пантера» помогла советской разведке заблаговременно раскрыть тайну «Цитадели» - таким кодовым названием окрестил вермахт операцию на Курской дуге. Летом 1943 года она потерпела крах под сокрушительными ударами Красной Армии.

Кузнецов первым проинформировал Центр о подготовке немцами покушения на руководителей трех союзных держав – Сталина, Рузвельта, Черчилля, собиравшихся на историческую встречу в Тегеране 28 ноября – 1 декабря 1943 года.

Помимо активной разведывательной работы Николай Кузнецов принимал непосредственное участие в уничтожении гитлеровских наместников на оккупированной территории.

Действуя под видом немецкого офицера, Николай Кузнецов в центре города Ровно уничтожил имперского советника финансов доктора Ганса Геля и его секретаря Винтера, которые прибыли из Германии с заданием активизировать вывоз в Германию ценностей и продовольствия с Украины. Через месяц на том же месте он привел в исполнение народный приговор – смертельно ранил первого заместителя Эриха Коха по политическим делам генерала Пауля Даргеля.

Вместе со своими боевыми товарищами Кузнецов осуществил 15 ноября 1943 года одну из самых дерзких операций советской разведки в годы войны – похитил и доставил в отряд «Победители» командующего карательными войсками на Украине генерала фон Ильгена и личного шофера имперского комиссара Украины гауптмана Гранау.

Вскоре после этого прямо в здании верховного суда был уничтожен жестокий палач – верховный судья на оккупированной Украине оберфюрер СС Альфред Функ, по приказу которого были расстреляны все заключенные ровенской тюрьмы.

За образцовое выполнение специальных боевых заданий в тылу немецко-фашистских захватчиков и проявленные при этом отвагу и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1943 года Николай Кузнецов был награжден орденом Ленина.

В начале января 1944 года Н.И.Кузнецов получил новое задание - развернуть разведывательную работу в городе Львове, куда направлялись из Ровно немецкие учреждения. С ним выехали Иван Белов и Ян Каминский. Одновременно для обеспечения деятельности группы Кузнецова в районе Львова Медведев направил специальный отряд, оснащенный рацией.

9 февраля во Львове группа Кузнецова ликвидировала вице-губернатора Галиции Отто Бауэра и начальника канцелярии губернаторства доктора Генриха Шнайдера.

Обстановка в городе после этого крайне осложнилась. Кузнецову и его боевым товарищам Каминскому и Белову удалось вырваться из Львова. Было принято решение пробираться к линии фронта. В ночь на 9 марта 1944 года они попали в засаду в селе Боратин Львовской области и погибли в неравной схватке с украинскими националистами.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года Николаю Ивановичу Кузнецову было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Безусловно, Николай Иванович Кузнецов не смог бы сделать так много один. У него была боеспособная разведывательная группа, закрепившаяся и действовавшая непосредственно в Ровно. В нее входили Ян Каминский, Николай Струтинский, Иван Калинин, Николай Приходько, Лидия Лисовская, Иван Белов, Валентина Довгер и другие патриоты. Все они впоследствии были представлены к высоким государственным наградам, а Николай Приходько – двадцатилетний юноша, являвшийся связным у Николая Кузнецова, был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Наверх